Песен: 14, 51 мин.

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Перед записью своего второго сольного альбома, наследующего платиновому дебюту «As You Were» 2017 года, Лиам Галлахер поставил перед собой простую задачу: сделать то же самое снова, только еще лучше. «Я никогда не откажусь от избранного жанра, — говорит он в интервью Apple Music. — Я знаю, что хотят услышать люди, которые приходят на мой концерт, а чего, наоборот, не хотят. Я не собираюсь записывать «Sgt Pepper» или «The Wall». Моя музыка — это моя музыка. Нил Янг не менял свое звучание долбаные 40 лет, и никто к нему не придирался. Я не имею в виду, что я Нил Янг, на самом деле между нами мало общего».

Лиам знает, кто он такой — величайший рок-певец своего поколения. В песнях с альбома «Why Me? Why Not» в его голосе попеременно слышны любовь, мудрость, злость и боль. Он по сей день обладает таким же магнетическим воздействием, как и в Oasis в их золотой период — а тут и песни оказались как на подбор, среди лучших, которые ему доводилось петь за последние двадцать лет. В мощном глэм-роке «Shockwave» он едок и насмешлив, в «The River» — наэлектризованной психоделии, проникающей глубоко в душу, — полон адреналина. Но и моменты нежности трогают не меньше — особенно когда он признается в любви своей дочери Молли в песне «Now That I’ve Found You». Эмоциональный центр записи — трек «Once», полный сердечной рефлексии, с припевом, от которого по телу бегут мурашки: кажется, что именно к нему он шел последние 25 лет. «Это одна из тех песен, которые либо появляются у тебя каждую пару лет, либо — один-единственный раз в жизни, — признается музыкант. — В Oasis у нас было несколько таких. Я думаю, что если бы эту написал Ноэль, или она просто была бы издана под вывеской Oasis, у всех бы уже случился оргазм. По-моему, она на уровне Леннона, Pink Floyd или Боуи. Когда я ее пою, то чувствую, как взлетаю. Так что если увидите, как я лечу по небу, знайте — я неплохо провожу время!»

В песне «One of Us» Галлахер поет: «Come on, I know you want more / Come on and open your door / After it all, you’ll find out / You were always one of us». Это оливковая ветвь, которую он протягивает Ноэлю — хотя и не думает, что тот ее примет. «О нет, ни за что. Думаю, он не хочет снова оказаться со мной на ринге — по множеству причин. Ведь он знает, что тогда придется делиться. А еще, стоя рядом со мной, он сразу почувствует себя очень, очень маленьким. Он и есть чёртов карлик, если честно. Поэтому ему это не нужно — он хочет один быть в центре внимания. Но видите, я все еще пытаюсь это изменить. Думаю, что это в последний раз! С меня хватит. Мне есть чем заняться».

«Но я все равно его тереблю, потому что его нужно теребить. А он теребит меня, потому что меня тоже нужно теребить. И всё это по любви — никакой ненависти. Я не ненавижу его. Я его люблю, понимаете?»

Галлахер не планировал заранее ни бурного разрыва, которым закончилась история Oasis, ни несколько менее громкого распада его следующей группы, Beady Eye. Но, найдя двух соратников, которые «точно знают, что мне нужно» — сонграйтеров и продюсеров Грега Керстина и Эндрю Уайетта, — он теперь осваивает искусство сольного исполнения грандиозных, эмоциональных рок-песен.

«Слушай, чувак, я провел четыре года черт знает где, ничего не делая, — говорит он о промежутке между Beady Eye и альбомом «As You Were», в который в числе прочего уместился развод. — Нет, я не был выброшен в пустыню без еды и воды. Меня не поймали талибы. Я просто нажирался в пабе, и всё. Но тем не менее, мне это было полезно — привести личную жизнь в порядок. Нельзя жить в доме, где грязно — нужно убраться там как следует. Пока людям нужна моя музыка, я буду ее делать, потому что больше мне делать ничего, а у меня, в конце концов, лучшая профессия во всём долбаном мире».

Спустя 25 лет после того, как он впервые заставил о себе говорить в Oasis, Галлахер в отличной форме — личной и профессиональной. И он делает, то, что всегда хотел делать: «петь песни и кайфовать». «Why Me? Why Not» — еще одно доказательство того, что мир рок-музыки выигрывает от его присутствия. «По-моему, из меня получается отличная рок-звезда. Выросло новое поколение тех, кто хочет в этом убедиться — что ж, я дам им такую возможность!»

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Перед записью своего второго сольного альбома, наследующего платиновому дебюту «As You Were» 2017 года, Лиам Галлахер поставил перед собой простую задачу: сделать то же самое снова, только еще лучше. «Я никогда не откажусь от избранного жанра, — говорит он в интервью Apple Music. — Я знаю, что хотят услышать люди, которые приходят на мой концерт, а чего, наоборот, не хотят. Я не собираюсь записывать «Sgt Pepper» или «The Wall». Моя музыка — это моя музыка. Нил Янг не менял свое звучание долбаные 40 лет, и никто к нему не придирался. Я не имею в виду, что я Нил Янг, на самом деле между нами мало общего».

Лиам знает, кто он такой — величайший рок-певец своего поколения. В песнях с альбома «Why Me? Why Not» в его голосе попеременно слышны любовь, мудрость, злость и боль. Он по сей день обладает таким же магнетическим воздействием, как и в Oasis в их золотой период — а тут и песни оказались как на подбор, среди лучших, которые ему доводилось петь за последние двадцать лет. В мощном глэм-роке «Shockwave» он едок и насмешлив, в «The River» — наэлектризованной психоделии, проникающей глубоко в душу, — полон адреналина. Но и моменты нежности трогают не меньше — особенно когда он признается в любви своей дочери Молли в песне «Now That I’ve Found You». Эмоциональный центр записи — трек «Once», полный сердечной рефлексии, с припевом, от которого по телу бегут мурашки: кажется, что именно к нему он шел последние 25 лет. «Это одна из тех песен, которые либо появляются у тебя каждую пару лет, либо — один-единственный раз в жизни, — признается музыкант. — В Oasis у нас было несколько таких. Я думаю, что если бы эту написал Ноэль, или она просто была бы издана под вывеской Oasis, у всех бы уже случился оргазм. По-моему, она на уровне Леннона, Pink Floyd или Боуи. Когда я ее пою, то чувствую, как взлетаю. Так что если увидите, как я лечу по небу, знайте — я неплохо провожу время!»

В песне «One of Us» Галлахер поет: «Come on, I know you want more / Come on and open your door / After it all, you’ll find out / You were always one of us». Это оливковая ветвь, которую он протягивает Ноэлю — хотя и не думает, что тот ее примет. «О нет, ни за что. Думаю, он не хочет снова оказаться со мной на ринге — по множеству причин. Ведь он знает, что тогда придется делиться. А еще, стоя рядом со мной, он сразу почувствует себя очень, очень маленьким. Он и есть чёртов карлик, если честно. Поэтому ему это не нужно — он хочет один быть в центре внимания. Но видите, я все еще пытаюсь это изменить. Думаю, что это в последний раз! С меня хватит. Мне есть чем заняться».

«Но я все равно его тереблю, потому что его нужно теребить. А он теребит меня, потому что меня тоже нужно теребить. И всё это по любви — никакой ненависти. Я не ненавижу его. Я его люблю, понимаете?»

Галлахер не планировал заранее ни бурного разрыва, которым закончилась история Oasis, ни несколько менее громкого распада его следующей группы, Beady Eye. Но, найдя двух соратников, которые «точно знают, что мне нужно» — сонграйтеров и продюсеров Грега Керстина и Эндрю Уайетта, — он теперь осваивает искусство сольного исполнения грандиозных, эмоциональных рок-песен.

«Слушай, чувак, я провел четыре года черт знает где, ничего не делая, — говорит он о промежутке между Beady Eye и альбомом «As You Were», в который в числе прочего уместился развод. — Нет, я не был выброшен в пустыню без еды и воды. Меня не поймали талибы. Я просто нажирался в пабе, и всё. Но тем не менее, мне это было полезно — привести личную жизнь в порядок. Нельзя жить в доме, где грязно — нужно убраться там как следует. Пока людям нужна моя музыка, я буду ее делать, потому что больше мне делать ничего, а у меня, в конце концов, лучшая профессия во всём долбаном мире».

Спустя 25 лет после того, как он впервые заставил о себе говорить в Oasis, Галлахер в отличной форме — личной и профессиональной. И он делает, то, что всегда хотел делать: «петь песни и кайфовать». «Why Me? Why Not» — еще одно доказательство того, что мир рок-музыки выигрывает от его присутствия. «По-моему, из меня получается отличная рок-звезда. Выросло новое поколение тех, кто хочет в этом убедиться — что ж, я дам им такую возможность!»

НАЗВАНИЕ ВРЕМЯ

Еще от: Liam Gallagher