Песен: 7, 22 мин.

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Два года назад Тимур Одилбеков почувствовал, что исписался, — собственные тексты перестали доставлять удовольствие участнику «Каспийского груза», известному под псевдонимом Брутто. Он решил закончить карьеру на пике и, к удивлению поклонников рэп-дуэта из Баку, объявил о том, что уходит из проекта и останавливает музыкальную деятельность. Возможно, навсегда.

Вдохновение вернулось к Брутто так же внезапно, как и покинуло его. «После концерта я валялся на кровати в гостиничном номере и слушал песню Sampha, — вcпоминает Тимур в интервью Apple Music. — Потом спонтанно открыл блокнот на телефоне и начал писать текст. Песня пришла потоком». Это была «Шаде», ставшая эффектным финалом нового сольника Брутто, но, чтобы полностью прийти в форму и написать еще песен, рэпер попробовал вернуться в свое прошлое. «Я начал вспоминать то время, когда писал тексты, которые мне нравились, — делится Брутто советом по преодолению творческого кризиса. — Вспомнил, какие люди меня окружали, где я жил, что слушал. Я пересмотрел все фильмы из того времени, начиная с „Рэмбо“ и „Терминатора“. Дважды ездил домой — мне хотелось поймать вайб Баку, в котором я рос. Звонил старым друзья. Как только я вернул себя в то состояние, у меня пошло».

Лирический герой альбома «ГАДДЕМ» хорошо знаком фанатам «Каспийского груза» — дерзкий и циничный человек из 90-х, не стесняющийся в выборе средств для достижения целей. Но время действия изменилось: теперь это нулевые, в которых, по мнению Брутто, в страну пришли закон и легальный бизнес. «В 90-х мой герой чувствовал себя как рыба в воде, а в нулевых он уже рыба, выброшенная на берег, — объясняет Тимур. — В одночасье изменилась вся среда — и он в нее со своими методами и представлениями о жизни уже не вписывается. Среда его выдавливает: в тюрьму, в эмиграцию или в могилу». Дальше Брутто рассказал Apple Music о каждой песне с нового альбома и о том, какие «пасхалки» в них скрыты.

«Action»
«Первая песня альбома не должна быть слишком нагружена смыслом и не должна быть суперхитом, не должна быть слишком медленной или слишком быстрой. Она должна задавать тон. Как на альбомах Busta Rhymes: он всегда начинает с гимна.
В каждой песне альбома „ГАДДЕМ“ есть отсылки к музыке или фильмам конца 90-х и начала нулевых. Я использую их как 25-е кадры, чтобы окунуть слушателя в атмосферу того времени. „Action“ заканчивается цитатой из „Криминального чтива“. Помните, когда Миа Уоллес нюхает кокаин, она говорит: „God damn. I said god damn“. А начинается трек с фрагмента из одной популярной азербайджанской песни начала нулевых. Ее исполнял Patriot Mamed — это был такой мамбл-рэп на псевдоанглийском, очень мемная вещь».

«Дождь»
«Я никогда не напишу целый трек о маме, потому что это пошловато. По той же причине я никогда не напишу трек о политике. Но маму я часто упоминаю в своих треках. Мама долгое время была главным человеком в моей жизни, пока у меня не появились жена и дочь. К маме очень трепетное отношение не только потому, что она мама, а потому, что она столько всего для меня сделала. Она воспитала из меня настоящего мужчину. Теперь, когда я сам стал отцом, понимаю, насколько тяжело ей было одной растить двоих мальчиков в очень трудное и бедное время.
Музыкально в этом треке соединено несовместимое: гитара из песни популярного американского бойз-бенда, выкрик „По бакинским улицам гуляет…“ — это отсылка к песне группы „Босиком по солнцу“. Мой куплет начинается словами „Я не вижу перемен“ — это из песни 2Pac „Changes“, а заканчивается словами Notorious B.I.G. „And if you don’t know, now you know“. Любопытно, кто-нибудь без подсказок сможет все это распознать?»

«Суета»
«Я хотел писать песни, которые были бы интересны по структуре, пусть они даже получались бы странноватыми. Поэтому у меня во многих песнях нет припева. Нет его и здесь. Этот трек начинается со вступления из хита Snap! „The Power“. Когда в молодости на дискотеках слышали это вступление, мы такие: „Ну все, сейчас ворвемся на танцпол!“ Кроме того, здесь есть фрагмент из трека моего любимого рэпера Juicy J, участника Three 6 Mafia. Когда в Баку все слушали рэп с Западного или Восточного берега, мне уже очень нравился южный рэп. В этом треке частично использован южный саунд, а частично — стиль, который еще не родился, — трэп-кор, под трэповые биты в 140 bpm положена тяжелая гитара. Мне странно, что этого еще никто не сделал».

«Лучше бы ты просто умерла» (feat. Каспийский груз)
«Мои слушатели не ждут от меня такого трека. Он сделан вроде бы как танцевальный, но под него не потанцуешь — слишком медленный. Под него и не нужно танцевать. Я написал его после того, как посмотрел некоторые мелодрамы и сериалы того времени и поймал определенную эмоцию. Сначала я хотел его иронично назвать „Дисс на Камеди“ — из-за строчки „Пробовал смотреть Comedy Club, но у них уже давно не весело“. Потом подумал, что это слишком артхаусное название».

«Кинотеатр „Дружба“»
«У нас на районе был кинотеатр „Бакы“. Там появился первый в городе салон с видеоиграми — отец меня туда водил. Потом там была дискотека, и когда мне было лет 14-15, мы танцевали там первые медляки. Я сначала хотел написать про него и даже хотел сделать фотографию кинотеатра „Бакы“ обложкой альбома. Потом понял, что эта тема будет понятна только мне.
Тогда я стал думать дальше. В любом городе на постсоветском пространстве есть площадь Ленина, проспект Мира и кинотеатр „Дружба“. Каждый из нас, услышав о кинотеатре „Дружба“, что-то себе представит, и картинка будет примерно одинаковая: советское здание — либо разрушенное, либо превращенное в торговый центр. Его перемололо время, в которое он не вписался. Тогда я подумал, что моего героя тоже должно перемолоть время у кинотеатра „Дружба“. „Возле кинотеатра „Дружба“ я в дружбу не верю“, — произносит он. Потому что времена поменялись».

«Цветы, обменник, ломбард»
«Эта песня начинается с объявления: „Следующая станция „Дружба народов“. Это станция метро, у которой я жил. В нулевые возле нее был стандартный набор заведений: магазин „Цветы“, обменник, ломбард, кафе. И где-то рядом терлись мы, молодые. Наш пацанчик со двора торговал там чаем: тащил из дома два термоса и продавал на остановке водителям стакан за копеечку. Это была наша точка, мы знали всех проходящих мимо и садящихся в метро. А дальше слонялись по району без дела, но думали, что у нас очень важные дела. В этой песне слегка приукрашенные фрагменты из моей реальной жизни, хоть и не гангстерской, но уличной. А мелодия взята из грузинской песни — не знаю, как остальным, а мне под нее плясать хочется. Вообще, у меня много этники на этом альбоме».

«Шаде»
«Есть два музыканта, которые опровергают все мои концепции о музыке, — это Sade и Sting. Их невозможно переплюнуть. Sade работает в вечном жанре. Ее песни часто сопровождали меня в моменты грусти. Эта песня в том, что мы не одиноки в своих душевных страданиях.
Сначала в этой песне был использован оригинальной семпл из Sade. Я пытался очистить его по правам, отправлял запрос в офис ее лейбла — они запросили перевод песни. Переводить песню было мучением — смысл терялся в каждой второй строчке. В итоге мы сыграли стилизацию под Sade. Соло на бас-гитаре в финале исполняю я сам. Сначала хотел отдать его профессиональному басисту. Но потом решил все сделать сам. Соло очень идиотское — настоящий басист так никогда не сыграет. Но каждый раз, когда я слушаю эту партию, у меня на лице появляется улыбка. Впрочем, от каждой песни на этом альбоме я получил огромное удовольствие».

КОММЕНТАРИИ РЕДАКЦИИ

Два года назад Тимур Одилбеков почувствовал, что исписался, — собственные тексты перестали доставлять удовольствие участнику «Каспийского груза», известному под псевдонимом Брутто. Он решил закончить карьеру на пике и, к удивлению поклонников рэп-дуэта из Баку, объявил о том, что уходит из проекта и останавливает музыкальную деятельность. Возможно, навсегда.

Вдохновение вернулось к Брутто так же внезапно, как и покинуло его. «После концерта я валялся на кровати в гостиничном номере и слушал песню Sampha, — вcпоминает Тимур в интервью Apple Music. — Потом спонтанно открыл блокнот на телефоне и начал писать текст. Песня пришла потоком». Это была «Шаде», ставшая эффектным финалом нового сольника Брутто, но, чтобы полностью прийти в форму и написать еще песен, рэпер попробовал вернуться в свое прошлое. «Я начал вспоминать то время, когда писал тексты, которые мне нравились, — делится Брутто советом по преодолению творческого кризиса. — Вспомнил, какие люди меня окружали, где я жил, что слушал. Я пересмотрел все фильмы из того времени, начиная с „Рэмбо“ и „Терминатора“. Дважды ездил домой — мне хотелось поймать вайб Баку, в котором я рос. Звонил старым друзья. Как только я вернул себя в то состояние, у меня пошло».

Лирический герой альбома «ГАДДЕМ» хорошо знаком фанатам «Каспийского груза» — дерзкий и циничный человек из 90-х, не стесняющийся в выборе средств для достижения целей. Но время действия изменилось: теперь это нулевые, в которых, по мнению Брутто, в страну пришли закон и легальный бизнес. «В 90-х мой герой чувствовал себя как рыба в воде, а в нулевых он уже рыба, выброшенная на берег, — объясняет Тимур. — В одночасье изменилась вся среда — и он в нее со своими методами и представлениями о жизни уже не вписывается. Среда его выдавливает: в тюрьму, в эмиграцию или в могилу». Дальше Брутто рассказал Apple Music о каждой песне с нового альбома и о том, какие «пасхалки» в них скрыты.

«Action»
«Первая песня альбома не должна быть слишком нагружена смыслом и не должна быть суперхитом, не должна быть слишком медленной или слишком быстрой. Она должна задавать тон. Как на альбомах Busta Rhymes: он всегда начинает с гимна.
В каждой песне альбома „ГАДДЕМ“ есть отсылки к музыке или фильмам конца 90-х и начала нулевых. Я использую их как 25-е кадры, чтобы окунуть слушателя в атмосферу того времени. „Action“ заканчивается цитатой из „Криминального чтива“. Помните, когда Миа Уоллес нюхает кокаин, она говорит: „God damn. I said god damn“. А начинается трек с фрагмента из одной популярной азербайджанской песни начала нулевых. Ее исполнял Patriot Mamed — это был такой мамбл-рэп на псевдоанглийском, очень мемная вещь».

«Дождь»
«Я никогда не напишу целый трек о маме, потому что это пошловато. По той же причине я никогда не напишу трек о политике. Но маму я часто упоминаю в своих треках. Мама долгое время была главным человеком в моей жизни, пока у меня не появились жена и дочь. К маме очень трепетное отношение не только потому, что она мама, а потому, что она столько всего для меня сделала. Она воспитала из меня настоящего мужчину. Теперь, когда я сам стал отцом, понимаю, насколько тяжело ей было одной растить двоих мальчиков в очень трудное и бедное время.
Музыкально в этом треке соединено несовместимое: гитара из песни популярного американского бойз-бенда, выкрик „По бакинским улицам гуляет…“ — это отсылка к песне группы „Босиком по солнцу“. Мой куплет начинается словами „Я не вижу перемен“ — это из песни 2Pac „Changes“, а заканчивается словами Notorious B.I.G. „And if you don’t know, now you know“. Любопытно, кто-нибудь без подсказок сможет все это распознать?»

«Суета»
«Я хотел писать песни, которые были бы интересны по структуре, пусть они даже получались бы странноватыми. Поэтому у меня во многих песнях нет припева. Нет его и здесь. Этот трек начинается со вступления из хита Snap! „The Power“. Когда в молодости на дискотеках слышали это вступление, мы такие: „Ну все, сейчас ворвемся на танцпол!“ Кроме того, здесь есть фрагмент из трека моего любимого рэпера Juicy J, участника Three 6 Mafia. Когда в Баку все слушали рэп с Западного или Восточного берега, мне уже очень нравился южный рэп. В этом треке частично использован южный саунд, а частично — стиль, который еще не родился, — трэп-кор, под трэповые биты в 140 bpm положена тяжелая гитара. Мне странно, что этого еще никто не сделал».

«Лучше бы ты просто умерла» (feat. Каспийский груз)
«Мои слушатели не ждут от меня такого трека. Он сделан вроде бы как танцевальный, но под него не потанцуешь — слишком медленный. Под него и не нужно танцевать. Я написал его после того, как посмотрел некоторые мелодрамы и сериалы того времени и поймал определенную эмоцию. Сначала я хотел его иронично назвать „Дисс на Камеди“ — из-за строчки „Пробовал смотреть Comedy Club, но у них уже давно не весело“. Потом подумал, что это слишком артхаусное название».

«Кинотеатр „Дружба“»
«У нас на районе был кинотеатр „Бакы“. Там появился первый в городе салон с видеоиграми — отец меня туда водил. Потом там была дискотека, и когда мне было лет 14-15, мы танцевали там первые медляки. Я сначала хотел написать про него и даже хотел сделать фотографию кинотеатра „Бакы“ обложкой альбома. Потом понял, что эта тема будет понятна только мне.
Тогда я стал думать дальше. В любом городе на постсоветском пространстве есть площадь Ленина, проспект Мира и кинотеатр „Дружба“. Каждый из нас, услышав о кинотеатре „Дружба“, что-то себе представит, и картинка будет примерно одинаковая: советское здание — либо разрушенное, либо превращенное в торговый центр. Его перемололо время, в которое он не вписался. Тогда я подумал, что моего героя тоже должно перемолоть время у кинотеатра „Дружба“. „Возле кинотеатра „Дружба“ я в дружбу не верю“, — произносит он. Потому что времена поменялись».

«Цветы, обменник, ломбард»
«Эта песня начинается с объявления: „Следующая станция „Дружба народов“. Это станция метро, у которой я жил. В нулевые возле нее был стандартный набор заведений: магазин „Цветы“, обменник, ломбард, кафе. И где-то рядом терлись мы, молодые. Наш пацанчик со двора торговал там чаем: тащил из дома два термоса и продавал на остановке водителям стакан за копеечку. Это была наша точка, мы знали всех проходящих мимо и садящихся в метро. А дальше слонялись по району без дела, но думали, что у нас очень важные дела. В этой песне слегка приукрашенные фрагменты из моей реальной жизни, хоть и не гангстерской, но уличной. А мелодия взята из грузинской песни — не знаю, как остальным, а мне под нее плясать хочется. Вообще, у меня много этники на этом альбоме».

«Шаде»
«Есть два музыканта, которые опровергают все мои концепции о музыке, — это Sade и Sting. Их невозможно переплюнуть. Sade работает в вечном жанре. Ее песни часто сопровождали меня в моменты грусти. Эта песня в том, что мы не одиноки в своих душевных страданиях.
Сначала в этой песне был использован оригинальной семпл из Sade. Я пытался очистить его по правам, отправлял запрос в офис ее лейбла — они запросили перевод песни. Переводить песню было мучением — смысл терялся в каждой второй строчке. В итоге мы сыграли стилизацию под Sade. Соло на бас-гитаре в финале исполняю я сам. Сначала хотел отдать его профессиональному басисту. Но потом решил все сделать сам. Соло очень идиотское — настоящий басист так никогда не сыграет. Но каждый раз, когда я слушаю эту партию, у меня на лице появляется улыбка. Впрочем, от каждой песни на этом альбоме я получил огромное удовольствие».

НАЗВАНИЕ ВРЕМЯ